РАССКАЗЫВАЕТ ВЛАДИМИР ЧЕРКАСОВ, писатель 

После тяжелейшей болезни, когда я 2 месяца провалялся с высоченной температурой и врачи ничем не могли мне помочь, - что ни пропишут, оно мне не помогало, - я лежал и думал: если выживу, то возьмусь за ум - буду закаляться. У меня было сильнейшее крупозное воспаление легких тогда.

И вот я поехал сразу же к Порфирию Корнеевичу. А он жил недалеко от меня: я в Шахтах, а он в Сулине, 40 километров. Он бывал у меня, я бывал у него. Потом это стал мой избавитель, мой Учитель.

Он сказал:

- Ну, как же ты можешь кормить болезнь? Ведь самый страшный враг человека этот вирус. Ты ж его кормил, вирус.

И тут, понимаете, - человек, не прочитавший ни одной "умной" книги, был умнее всех академиков. Я удивился: как, откуда он брал знание?!

Вот, говорят, у Вернадского был взгляд какой-то странный: он смотрел как бы сквозь человека, хотя видел человека насквозь. Вот и у Порфирия Корнеевича был такой же взгляд. Он смотрел сквозь человека, а вместе с тем знал удивительные тайны. Они, правда, очень простые, и мы еще будем говорить о них: о его взглядах на природу, на человека. У него было такое сильное биополе, или как там называется, что когда приехал из Ленинграда один профессор, замерил прибором, то прибор зашкалило до упора. Он не смог даже измерить эту величину.

Замечено: если человек надевает рубашку, то биополе становится меньше; пиджак - еще меньше, шубу - еще меньше. И когда надевает все меха, то исчезает почти эта - как ее называют? - аура.

Поэтому чаще обнажайтесь!

В Японии, например, лечат рак по системе Ниши: там 12 раз в день тяжелейшего больного обязательно раздевают наголо, открывают окно, и он подвергается прямым лучам солнца и прохладе. Всего несколько секунд, но 12 раз в сутки.

И вот, Порфирий Корнеевич уходил часто перед лечением тяжелых больных (туберкулез и пр.) в степь и жил несколько дней на природе, набирался этих природных сил, чтобы потом вложить их в этого больного.

Он мог за сутки пробежать 150 км. Очень любил медленный бег, чередовал его с ходьбой. Вы понимаете, большой спорт разрушителен. Ток вот, Порфирий Корнеевич во время бега делал так: на гору идет, а с горы бежит. Встретит речку - обязательно искупается. Зима, у него же нет ни полушубка, ни полотенца - никаких одежд. Шорты у него закуржавеют, волосы схватятся льдом. А он бежит дальше - все это паром сходит, высыхает. Знаете, есть такой способ: садятся у проруби, мочат простыни: себя окутывают. Человек выделяет из себя тепло, и 30 простыней подряд вот так сушит. Какая сила! Какая благодать! Когда вибрации этого человека входят в вашу душу - действительно оставляет след на всю жизнь такая встреча. И ты волей-неволей смотришь: вот человек 50 лет проходил голый почти.

За ним врачи вели наблюдение: зарывали его в снег в мороз. Врач приходит в тулупе, в меховике, в меховых рукавицах, шапке, валенках. Топчется, ему холодно - а этот лежит в снегу; борода белая наверху, и врач опрашивает:

- Ну, как ты тут?

И сразу старается убежать в тепло, в дом. Порфирий Корнеевич отвечает:

- Ты знаешь, я не могу тебе этого объяснить. Ты раздевайся - ложись рядом! (все смеются).

Но врач записал там для галочки - и казалось врачам, что тут исследовать нечего. Ну есть такой чудак, мол, который не боится холода, - и больше ничего.

И когда сейчас появились массовые заболевания, когда массовые болезни вынудили нас искать методы, мы прошли голодания, всякие мумие, золотой корень - тысячи способов люди испробовали на себе, и оказалось: лучше вот этой системы ничего нет.

И тогда я понял, что Порфирий Корнеевич несет величайшее новое дело - это наше национальное достояние. Это дороже всякой валюты, дороже всяких изобретений - возврат к простоте при сохранении всей интеллектуальной сложности, наслаждение близостью к природе.

Для меня сейчас эта пробежка по утрам - это одновременно и прогулка, и наслаждение. Это не сравнимо ни с какими телевидениями: понимаете, снегири на ветках, я слышу птичье пение. Я наравне с этими воробьями чую себя. У него ножки тонкие как спички. 40 градусов мороз - он по балкону по железкам скачет, прыгает. У него в ножках особая кровь.

И я чувствовал, что когда я начал закаляться и ходить босиком по снегу - вдруг через 2 недели у меня внутри, в костях что-то заломило, где-то там в глубинах. Мышцы ног заболели страшно. Я стал прикладывать горячую травку. Думал: дозакалялся, добегался - теперь буду инвалидом. А на самом деле оказалось, что все, кто начинает закаляться, испытывают эти боли. Потом я в книжке Мюллера прочитал. Не бойтесь! Это рождается, прокладываются новые сосуды: образуется новый костный мозг и новая кровь, которая не будет замерзать, которая будет вас согревать и заодно будет расправляться с любыми болезнями.

Этот метод помогает организму выработать Н Е С П Е Ц И Ф И Ч Е С К И Й иммунитет сразу ко всем болезням. Это же в 1000 раз дороже! И заодно придет хорошее настроение, радость, бодрость.

Это буквально новый образ жизни! Это - счастье! И всего несколько минут в день на это требуется. Вода очень мощно стимулирует деятельность.

Я всю жизнь прожил на Украине у шахтеров. Самая страшная болезнь у горняков - это силикоз. И никто в мире не может ее вылечить. Люди обречены на инвалидность и постепенное угасание.

Я был свидетелем, что несколько человек, взявшиеся за систему Иванова П. К. (которые ходили уже и через каждые 10 минут останавливались, не могли дальше двигаться - потели, тяжело дышали), так вот эти люди начинали выздоравливать. И через 2-3 года легкие, которые раньше на просвет были черные, вдруг становились чистыми!

Врачи разводили руками и говорили:

- Что это за чудо? Не может быть.

И вот до сих пор они собираются это изучать...

П. К. Иванову слали тысячи, десятки тысяч писем. Они лежали мешками на чердаке. Каждые 3-5 лет участковые, к сожалению, сжигали эти письма: и мы не можем изучить это наследие величайшего опыта. Вот как иногда бывает.

Рекомендации, данные в 12-ти правилах, содержат, на первый взгляд, очень простые советы. Но каждый пункт, каждое слово - это маленький ключик, это потайная дверь в природу, это небольшая формула к здоровью. Существует специальная методика, которая учит обходиться без еды и без воды многие годы, 56 лет кряду. Но это держится в тайне в большой. Ибо, как сказано: люди должны есть, болеть и страдать. И только тогда они ищут истину. А иначе они успокоятся и перестанут ее искать, искать смысл жизни, который не в еде.